четверг, 23 июля 2015 г.

Серебристая бухта. Джоджо Мойес

Если раньше не бывал в океане, первое, что тебя поражает, – это неправдоподобный простор. Океан словно бы есть пейзаж. Когда уходишь от берега на такое расстояние, что три четверти видимой территории составляют бесконечные водные пространства, просто теряешься. Не могу похвастать тем, что был абсолютно спокоен, – я все-таки привык к твердой почве под ногами. Но как только я приноровился к качке, к ударам волн и скрежету, я начал получать удовольствие от того, что на лодке, кроме меня, нет пассажиров. Мне нравилось, что Лиза перестала вести себя настороженно и наслаждалась морской стихией.
– Вон туда мы идем, – сказала она, поворачивая одной рукой штурвал, а второй прикрывая глаза от солнца.
Я смог разглядеть только птиц, которые пикировали в воду, больше ничего.
– Это значит – там рыба. А где рыба, там часто и киты.
К этому моменту в зоне видимости появились другие лодки. Лиза показала мне лодку Грэга, она была примерно такого же размера, как наша, но совсем не похожа на ту, которую Лиза описала как «Моби II».
– Вон там! Выдох!
– Какой выдох? – не понял я, и Лиза рассмеялась.
– Смотрите!


Я ничего не видел и прищурился. Возможно, бессознательно Лиза взяла меня за руку и притянула к себе.
– Вон там! – Она указала куда-то моей рукой. – Мы подойдем чуть-чуть ближе.
Я по-прежнему не мог ничего разглядеть. Это могло бы меня расстроить, но все компенсировало выражение детской радости на ее лице. Такой Лизу Маккалин я ни разу не видел за все шесть дней проживания в отеле: широкая, открытая улыбка и возбужденный радостный голос.
– О, она просто красавица. Могу поспорить, там с ней и детеныш. Я чувствую…



***
Австралия. Без кенгуру, Хью Джекмана и оперного театра в Сиднее. Одно это уже может быть поводом прочитать эту книгу.

А еще она о горбатых китах, бутылконосых дельфинах,  о песнях моря и его несчастьях.



А может она о девочке по имени Ханна, которой мама не разрешает выходить в море, но она тайком отправляется с полюбоваться на китов?


Или о женщине Кэтлин, ее двоюродной бабушке, которая в 16 лет поймала акулу, после чего отель ее отца на побережье стал необыкновенно популярным. Про любовь длинною в 50 лет и 67летнюю невесту:) ?

Может "Серебристая бухта" о Лизе, которой в 17 лет пришлось остаться одной и как-то устраивать свою жизнь, о ее боли и радостях, тайнах и открытиях?


Книга о Майке, благополучном бизнесмене, который в скором времени должен жениться на Ванессе, которая прекрасно разбирается в том, какой костюм ему больше идет и с деловой хваткой ее отца?


История Грега, преследователя китов, от которого совсем недавно сбежала жена?
Рассказ о Йоши и Лансе и Монике и всех остальных, кто становится родным  на страницах "Серебристой бухты"


***

– Как вам Силь­вер-Бей? – с улыб­кой спро­сила Й­оши. – Вы хо­дили се­год­ня ку­да-ни­будь?

Майк до­жевал хлеб и толь­ко по­том от­ве­тил:

– Даль­ше кух­ни мисс Мос­тин… Кэт­лин… прак­ти­чес­ки не хо­дил. Но то, что я ви­дел, очень… сим­па­тич­но. А вы… э-э… вы все ра­бота­ете на кру­из­ных су­дах?

– Мы прес­ле­дова­тели ки­тов, – ска­зал Грэг. – В это вре­мя го­да мы го­ня­ем­ся за пла­вучим жи­ром. Не че­лове­чес­ко­го сор­та.

– Но Грэг неп­ри­веред­лив.

– Вы охо­титесь на ки­тов? – Майк не до­нес лож­ку до рта. – Я ду­мал, это не­закон­но.

– Это наб­лю­дение за ки­тами, а не охо­та, – по­яс­ни­ла я. – Они бе­рут ту­рис­тов в мо­ре, что­бы те пос­мотре­ли на ки­тов. С это­го ме­сяца до сен­тября гор­ба­чи миг­ри­ру­ют на се­вер, в теп­лые во­ды, они проп­лы­ва­ют не­дале­ко от­сю­да. А по­том, ме­сяца че­рез два, воз­вра­ща­ют­ся тем же пу­тем.

– Мы сов­ре­мен­ные прес­ле­дова­тели ки­тов, – ска­зал Ланс.

Майк, ка­залось, уди­вил­ся.

– Не­нави­жу это оп­ре­деле­ние, – с чувс­твом воз­ра­зила Й­оши. – Зву­чит так, буд­то мы ка­кие-то… бес­сердеч­ные. Мы не прес­ле­ду­ем ки­тов, мы наб­лю­да­ем за ни­ми с бе­зопас­ной дис­танции. Сло­во «прес­ле­дова­тели» неп­ра­виль­но от­ра­жа­ет суть то­го, чем мы за­нима­ем­ся.

– Дать те­бе во­лю, Й­ош, так ты бы выб­ра­ла «ли­цен­зи­рован­ные мор­ские наб­лю­дате­ли за ки­то­об­разны­ми», или как там еще.

– Во­об­ще-то, точ­ное оп­ре­деле­ние – вод­ные мле­копи­та­ющие се­мей­ства по­лоса­тико­вых ки­тов по­дот­ря­да уса­тых.

– Ни­ког­да так об этом не ду­мал, – ска­зал Ланс. – Нас всег­да на­зыва­ли прес­ле­дова­теля­ми.

– А мне по­каза­лось, что вы из-за это­го здесь ос­та­нови­лись, – об­ра­тилась я к Май­ку. – Боль­шинс­тво лю­дей сю­да при­ез­жа­ют, что­бы пос­мотреть на ки­тов.

– Что ж… зву­чит за­ман­чи­во… – Майк ус­та­вил­ся в свою та­рел­ку. – Я с удо­воль­стви­ем.

– Ес­ли вый­де­те в мо­ре с Грэ­гом, соб­лю­дай­те ос­то­рож­ность, – по­сове­това­ла Й­оши, под­би­рая хле­бом ос­татки су­па на дне мис­ки. – Он име­ет склон­ность те­рять не­пар­ных пас­са­жиров. Ес­тес­твен­но, не­умыш­ленно.

– Та дев­чонка са­ма прыг­ну­ла. Прос­то су­мас­шедшая ка­кая-то, – зап­ро­тес­то­вал Грэг. – Приш­лось спа­сатель­ный по­яс за борт ки­дать.

– Ага, а по­чему она прыг­ну­ла? – спро­сил Ланс. – Бо­ялась, что ее под­це­пит на свой крю­чок Грэг.

Й­оши рас­сме­ялась.

Грэг гля­нул на Ли­зу.

– Это неп­равда.

– Тог­да по­чему ты, уже по­том, про­сил у нее но­мер те­лефо­на? Я ви­дел.

– Это она у ме­ня но­мер поп­ро­сила, – с не­охо­той от­ве­тил Грэг. – Ска­зала, что, мо­жет, за­хочет, что­бы я ор­га­низо­вал для нее час­тную про­гул­ку.

Все ре­бята рас­хо­хота­лись.


***
История о людях, рассказанная ими самими. Потрясающий прием- история в истории и каждый рассказывает ее от своего лица!

История любви, история жизни. Немного юмора, немного слез. Все как в жизни!

***


Посмотрите подольше на море, когда оно капризничает или бушует, посмотрите, каким оно бывает прекрасным и жутким, и у вас будут все истории, какие только захотите. О любви и опасностях, обо всем, что жизнь может принести в вашу сеть. А то, что порой не ваша рука управляет штурвалом и вам остается только верить, так это хорошо.

Джоджо Мойес

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Оставьте комментарий